Вы здесь

Эксперт Татьяна Полиди: Хватит за счет бюджета раздувать ипотеку для бедных — нужны другие формы

Что не устраивает известного эксперта в деятельности АИЖК по развитию в России рынка ипотеки и арендного жилья

На вопросы журнала отвечает исполнительный директор, директор направления «Рынок недвижимости» Фонда «Институт экономики города» Татьяна ПОЛИДИ.

 Татьяна Дмитриевна, в прошлый раз мы с Вами говорили о доступности жилья и о тех угрозах, которыми чревато  искусственное стимулирование ипотеки. А как Вы относитесь к ипотечным ценным бумагам? АИЖК утверждает, что их массовый выпуск поможет снизить ставку по ипотечному кредитованию. Вы согласны с этим?

— Вообще-то ИЦБ выпускаются в России уже 10 лет, и здесь вопрос не в том, что они эмитируются как-то неправильно. А в том, что пока не находилось длинных денег в экономике, пенсионных фондов и других инвесторов, готовых купить эти ценные бумаги «надолгую», т.е. под небольшие проценты и низкий купонный доход.

Понимаете, у нас до сих пор не получается рефинансировать ипотеку, поэтому все банки в нашей стране, включая Сбербанк, фондируют ее только за счет депозитов. Тем более что эти депозиты в России очень дешевые.

— Сейчас на самом высоком уровне говорят о необходимости снижения кредитной ставки по ипотеке. А какая ставка, с Вашей точки зрения, является приемлемой?

— Думаю, 5—6% было бы, наверное, приемлемо. Но для России при нашей инфляции в 12—15% это, конечно, абсолютно нереальные ставки. У нас кредиты корпорациям дают под 25% годовых. Это так называемый рынок с высокими инвестиционными ожиданиями, очень нестабильный, очень мало прогнозируемый…

— …и к тому же с очень сильной волатильностью курса национальной валюты. А АИЖК с благословения Минфина между тем уже рекламирует кредит с плавающей ставкой…

— Да, АИЖК пытается продвигать плавающую ставку, привязанную к инфляции за последние три месяца плюс некий процент (насколько я помню, сегодня речь идет о 4,9 п.п.). Но я считаю, что в наших условиях это очень рискованный продукт, и никому его не посоветую. Поскольку здесь процентный риск снимается с банка и перекладывается на человека.

Вам говорят: у вас фиксированный платеж меняться не будет (скажем, мы вам рассчитаем платеж по 20 тыс. руб. в месяц), но если ставки будут расти, то будет увеличиваться срок кредита, а если ставки будут снижаться, то срок кредита у вас будет, наоборот, сокращаться.

И это преподносится как знак того, что у нас в долгосрочной перспективе ожидается снижение инфляции, а значит и снижение ставок. А это, в свою очередь, означает, что вы будете экономить на кредите, поскольку вы взяли его, допустим, на 15 лет, а в итоге будет платить, грубо говоря, 10 лет.

Но ведь есть опыт других стран, например Израиля, где предлагались такие же продукты, а затем макроэкономика в силу разных причин начинала развиваться по абсолютно другому сценарию. В результате сроки по кредитам у людей вылетали в бесконечность, доходя буквально до сотни лет.

И этот многолетний долг, нависающий над людьми дамокловым мечом, в итоге приходилось просто списывать, что, естественно, наносило сильнейший удар по финансовой системе страны.

Но, знаете, относительно россиян я более или менее спокойна, поскольку уверена, что наши люди на эту приманку не клюнут. Я думаю, мало кто захочет брать кредит с плавающей ставкой.

— Ряд экспертов и политиков считают, что в России одновременно нужно было развивать, по крайней мере, две модели. Не только американскую ипотечную, как делалось у нас (в том числе и с подачи вашего института), но и немецкую систему строительных сберкасс, которые помогают аккумулировать деньги дольщиков для инвестиций в построенное жилье. Что скажете?

— Дело вовсе не в плохой ипотеке (сама по себе она нормальная), а в том, что этот инструмент — всегда для людей с определенным уровнем дохода, для среднего класса и выше.

— Правильно! Так у нас его до сих пор нет, а наметившиеся остатки подрублены нынешним кризисом. Татьяна Дмитриевна, Вы же лучше меня знаете, что американская ипотечная модель подразумевает наличие в стране укоренившегося среднего класса, устойчивой экономики, сложившегося рынка обычаев делового производства, кредитной культуры и пр. Ничего этого у нас до сих пор нет…

— Не согласна. Средний класс в России есть, просто он у нас узкий, а хотелось бы пошире. Тем не менее сейчас рынок ипотеки достигает уже 5% ВВП. Я считаю, что за 10 лет — это высокое развитие. Спрос на ипотеку есть, и она позволила большому количеству семей улучшить жилищные условия.

Ошибка состоит в другом. Не надо думать, что за счет ипотеки можно решить все жилищные проблемы страны. Этого нет ни в одном государстве, даже в таком богатом, как США.

Нам нужно развивать альтернативные формы, в том числе некоммерческие. Но под этим я подразумеваю отнюдь не стройсберкассы. Сами по себе они — не способ решения жилищной проблемы, а просто предыдущая финансовая схема, которая в современных экономических условиях совершенно нецелесообразна.

— А вот в Чехии она очень даже целесообразна...

— В Чехии она работает опять же на ипотечном кредитовании. Эта схема называется «save to borrow». Ее суть в том, что вы копите деньги какое-то время, допустим, 5 лет  (у нас такие предложения банк Жилфинанс еще пять лет назад продавал), но наступает момент, и вы берете ипотечный кредит.

Классическая стройсберкасса никогда не строилась на ипотечных кредитах. Это была касса взаимопомощи, причем с очень большим субсидированием от государства, как в той же Германии. Вспомним, что в свое время в рамках такой кассы немцы получали займы практически под 0%.

У нашего государства просто нет ресурсов для таких глобальных субсидий, особенно при нынешних высоких ставках ипотечного кредитования.

 Да и инфляция в послевоенной ФРГ, получившей многомиллиардные вливания по плану Маршалла, была не такой, как  сегодня  у нас…

— Конечно. Так что это все теория, разговоры. Хотя у нас такие опыты тоже ставились, между прочим. Помнится, был пилотный проект в Краснодарском крае, когда пытались сделать строительную сберегательную кассу. Но в итоге не получилось тиражируемого продукта, насколько я знаю.

 В Башкирии еще пробуют работать по схеме строительных сберкасс...

— Не совсем так. Там пытаются сделать исламский бэнкинг. Это тоже интересная тема, один из видов проектного финансирования. Но и это пока не получается.

 Каков же вывод?

— Вывод состоит в том, что нам нужно более грамотно проводить жилищную политику. Направлять государственные финансовые ресурсы не на искусственное раздувание ипотеки для бедных, а создавать для таких слоев населения альтернативные формы, причем хорошо продуманные.

Это коммерческий и некоммерческий наем, это жилищно-строительная кооперация. Пускай это будет всего 3—5% жилищного фонда — и в советское время ЖСК занимали довольно низкий объем. Возьмите хотя бы такой объем, но чтобы это были не карманные кооперативы для сбора денег, как у СУ-155, а нормальные ЖСК, как в советское время, когда организуются люди, нанимают подрядчика и строят себе жилье. А муниципалитеты этому содействуют.

Наемное жилье — это вообще отдельная тема. А что у нас здесь наблюдается? К примеру, АИЖК начало инвестировать в офисы (т.н. апартаменты), но пока не инвестирует в наемные дома. То есть на федеральном уровне пока слабо просматриваются попытки что-то сделать. А вот регионы идут вперед, например Башкирия, Тюменская область.

— Почему же АИЖК пошло по такому пути, как Вы думаете?

— Очевидно, потому, что наемный дом еще нужно построить. Или купить многоквартирный дом, зарегистрировать его как наемный и дальше сдавать по урегулированному Жилищным кодексом договору эти жилые помещения с кучей ограничений. Но зато это будет по-настоящему цивилизованным наем — тот, о развитии которого говорит наш Президент.

А апартаменты — это уже существующие здания, которые сейчас никому не нужны, спроса на них нет, зато дисконты сегодня даются огромные. По ним нет никаких ограничений, но не забудьте, что это нежилые помещения, в них вообще по закону запрещено проживать, тут даже говорить о жилищных правах не приходится.

 То есть получается, что АИЖК громко рапортует об успешном  развитии рынка арендного жилья, а само жилые дома не строит, предпочитая по дешевке покупать офисы для занятия коммерцией?

— Насколько мне известно, АИЖК купило помещения в проектах «Лайнер» и Match Point — это два проекта апартаментов в Москве, на Ходынском поле и Кутузовском проспекте. Понятно, что такая недвижимость — не для бедных. Я слышала о цене в 50 тыс. руб. в месяц за 30-метровую квартиру. Но, повторяю, это ведь не жилье, а офисы…

— …которые АИЖК собирается потом сдавать как жилье?

— Получается, надо будет перевести данные офисы в жилые помещения, а это очень серьезная процедура, и просто так никто подобного не позволит. Сама земля, на которой стоят эти объекты, предназначена не для жилищного, а для офисного строительства.

— Очевидно, именно так АИЖК и правительство в целом понимают поручение Президента, данное по итогам майского Госсовета. В нем говорится о необходимости «обеспечить реализацию пилотных проектов по строительству жилья, включая апартаменты для коммерческого найма, в том числе с привлечением частных инвестиций». Посмотрим, что из этого выйдет и, главное, как к этому отнесется глава государства.

Спасибо за интересный разговор, Татьяна Дмитриевна!

Беседу вел Андрей ЧЕРНАКОВ

Фото urbanrus.ru

Структурное направление: 
Регион: 
Россия