Вы здесь

Перемена мест слагаемых

Агломерация — это не управленческий инструмент, а социальный феномен. Ее нельзя построить, но она может вырасти сама, даже если ее жители этого не хотят. 

Увлекательное занятие — следить за тем, как в российском информационном пространстве меняются лозунги развития страны. Думаю, социологи будущего с восторгом будут анализировать, как на рубеже XX и XXI веков у нас менялась государственная риторика. Каждый короткий временной отрезок в два-три года имел свои лозунги и девизы, которые, как ничто больше, символизировали чаяния страны. В перестройку это были ускорение, хозрасчет, плюрализм мнений, консенсус. В начале 1990-х — демократия, малый бизнес, взаимодействие власти и бизнеса, которое ближе к 2000 году преобразилось в «партнерство власти и бизнеса», а теперь — в «социальную ответственность бизнеса».

В 2004–2005 годах самыми модными словами стали «инновации» и «конкурентоспособность». Тогда же ежечасно и повсюду говорили про удвоение ВВП (последнее, если вы успели заметить, быстро вышло из моды; уже год-полтора как ВВП никто не удваивает).

Не так давно россияне вдруг узнали, что главное слово страны — демография! Если бы не послание президента Федеральному Собранию, то счастливые граждане знать бы не знали, что это за зверь такой. Ведь за несколько месяцев до послания объявлено о четырех приоритетных национальных проектах, в которых о демографии не было ни слова.

Получается, что за каких-то десять лет россияне пережили несколько стратегий развития страны, некоторые из них были диаметрально противоположны.

Последние год-полтора вывели в свет новые, может быть, еще не укоренившиеся в сознании, но многообещающие в ближайшее время девизы — модернизация экономики и городские агломерации. Про модернизациею разговор отдельный, а вот пояснять, что такое агломерации, нужно как можно скорее — к этому подталкивает кипучая изобретательность региональных властей. В начале апреля представители Минрегионразвития РФ объявили о планах создания в России агломераций путем слияния областных центров с близлежащими населенными пунктами. Был предложен список из 14 городов-кандидатов. Соответствующий план, оказывается, уже включен в один из разделов концепции долгосрочного развития РФ, разработанной министерством. Идея эта, на наш взгляд, малоэффективна и плохо сочетается с задачами страны.

По-простому

Если по-простому, то агломерация — это результат срастания (заметьте — не сращивания) нескольких городов в результате их экономического развития. Срастание может происходить в основном двумя путями: первый — слияние в одно, сплошь застроенное целое нескольких, более-менее одинаковых городов, второй — поглощение мегаполисом своих городов-спутников. И в том, и в другом случае административное оформление нового сверхгорода — это результат взрывного развития экономических связей между городами в условиях рынка, когда их границы становятся тормозами на пути рабочей силы, информации, капиталов. Но никак не наоборот! Административное накачивание городов какими-то функциями и огромными бюджетными средствами не гарантирует экономического роста. Агломерацию нельзя построить управленческим решением, чтобы потом вызвать экономический рост (разве только ценой чудовищного перенапряжения всей страны, как когда-то в случае с Санкт-Петербургом). Примеров жизнеспособных, сверху созданных агломераций в мировой практике крайне мало. Нелепо представить, чтобы была государственная программа превращения, например, Чикаго или Сан-Франциско в агломерации. Объединения, вырастающие сами по себе, наиболее успешны и по внутренней экономической эффективности, и по значимости для страны.

Непонятна сама идея агломерирования сверху — этакого «развивания» без развития. Если города успешны, то они без всякого специального проекта растут. Рынок сам разберется, какому городу быть агломерацией, а какому нет.

Непонятно также, почему объектами выбраны и без того успешные региональные столицы. Чтобы увеличивать их «отрыв» от соседних территорий? Есть такая болезнь, когда рост костей человека не поспевает за ростом мышечной массы. Тем же больна и Россия. Наши необъятные пространства нанизаны на хлипкий инфраструктурный каркас. Очевидно, что его нужно укреплять: направлять ресурсы на создание инфраструктурных жгутов между городами.

В таких условиях логичнее было бы найти на карте несколько десятков крупных сел, которые находятся в узлах инфраструктурного каркаса страны, но которым действительно не хватает ресурсов для самостоятельного развития, и растить из них города.

Есть много других аргументов не в пользу агломерирования. Рассмотрим конкретные примеры. Москва по международным рейтингам занимает третье место по стоимости жизни среди крупнейших мегаполисов мира, но при этом находится в конце второй сотни по качеству жизни. По недавно проведенному исследованию ВЦИОМ, почти пятую часть москвичей жизнь в столице не устраивает, и они желали бы переехать из нее в другие российские города. Возможно ли доказать после этого, что чем больше город, тем жить в нем лучше? Откуда эта железная убежденность, что в слитых в одно целое мегаполисах вдруг наступит экономическое процветание, недосягаемое для каждого из них при раздельной жизни?

Еще один вопрос к «агломераторам»: а почему именно 14 агломераций? По каким критериям они отбирались? Власти Челябинска и Тюмени (они в списке кандидатов) говорят, что объединяться их городам не с кем. Ближайшие от Тюмени города-спутники расположены на расстоянии 80–100 км. С другой стороны, почему бы не включить Пермь, у которой уже есть самостоятельный, «низовой» план перехода к агломерации? Чем хуже Астрахань, Краснодар, Барнаул, Воронеж и многие другие? Почему деньги налогоплательщиков всей страны распределяются только между 14 «достойными» территориями? Как только появится законопроект, начнутся массовые претензии с мест. Поэтому хочется надеяться, что агломерационная идея — это не вердикт государства, а лишь приглашение к дискуссии всех неравнодушных сторон.

И самое главное: если объединение муниципалитетов состоится, то в большинстве случаев оно будет насильственным для объединяемых и станет проходить под жестким административным давлением на местное самоуправление со стороны региональных элит. Большинство мэров объединяться совсем не хотят, справедливо опасаясь, что за укрупнением кроется еще большее подчинение губернаторам. Есть, правда, исключения: начальник пресс-службы администрации ЕкатеринбургаКонстантин Пудов считает, что объединение «повысит статус малых городов». Какое же тут повышение, если они из городов станут микрорайонами Екатеринбургской агломерации? Может быть, поэтому самыми ярыми сторонниками супергородов во всех случаях выступают региональные чиновники, а не городские?

Стремление к гигантизму

Если внимательно присмотреться к каждому из городов-кандидатов в агломерации, то станет понятно, что у каждого из них есть свои, разные, но веские причины не стремиться к гигантизму. Показательный пример — Томск. Председатель Думы Томской области Борис Мальцев возмущен упорным нежеланием руководителей Томска, Северска и Томского района объединяться. Из его слов понятно, что в эпоху национального единения и тотального экономического роста все города обязаны стремиться к единообразию и масштабности.

Но ведь сила и красота российских городов — именно в их разнообразии. В каждом самое ценное — то, чего нет у соседей. И как раз уникальность, непохожесть городов в экономически развитых странах сейчас становится их главным конкурентным преимуществом, а не людность и размах территории. И менталитет у томичей и северчан разный. Томск — самый студенческий город России (в нем каждый пятый житель — студент), город молодой, открытый, динамичный, креативный, шумный. Северск — город атомщиков, это закрытое (!) административно-территориальное образование, с населением очень консервативным, рассудительным и живущим маленькой и сплоченной общиной с очень сильными традициями настоящего местного самоуправления. Это один из немногих российских городов, где сильно развит местный патриотизм. Северск даже внешне разительно отличается от Томска — тишина, покой, зелень и чистота на улицах.

Томск — это российская фабрика мысли, штаб-квартира сразу нескольких сильнейших вузов страны. Зачем такому городу становиться миллионником, расплываться по территории, впитывать многочисленную приезжую рабочую силу (это неизбежно постигает все агломерации)? Томску надо не расти, а развиваться. Ему нужны грамотные управленческие решения и имиджевые проекты. А численность населения сохранять не путем прирезания к городской черте окрестных деревень, а борьбой с высокой смертностью и наведением порядка на рынке земли и недвижимости. Можно предложить более радикальное предложение: всю Томскую область объявить агломерацией. Тогда это будет самая большая агломерация в мире, и тогда, возможно, качество жизни в ней от этого улучшится.

Структурное направление: 
Город: 
Томск