Вы здесь

Владилен Прокофьев - Что не так с отоплением домов в России?

В европейскую часть России вновь пришли морозы – в середине недели в Московском регионе температура опустилась ниже −20°C, а Главное управление МЧС по Ульяновской области предупредило об «аномально холодной погоде» до конца месяца. Рука об руку с прогнозом погоды в российской новостной повестке идут две темы – состояние автодорог и отопление домов.

Отопительный сезон каждый год становится темой для бурных дискуссий. Топить батареи в квартирах, как кажется их обитателям, начинают то слишком рано, то слишком поздно; подают в них то недостаточное, то, наоборот, чрезмерное количество тепла. «А мне нравится холод в квартире – есть повод надеть любимый исландский свитер и выпить среди ночи бокал красного вина», – писал в сентябре прошлого года профессор НИУ ВШЭ Сергей Медведев в фейсбуке, когда москвичи страдали от рано начавшейся осени. «Не торопите отопительный сезон, успеете еще обжечься голым задом о раскаленные батареи», – призывал публицист, объясняя любовь россиян к жарко натопленным домам склонностью жителей страны к «ритуалам потлача, символического уничтожения богатства».

Не углубляясь в антропологические истоки особенностей национального теплоснабжения, Republic узнал: перегревают ли на самом деле российские жилища, сколько при этом пропадает энергии и можно ли это исправить.

По дороге к потребителям в России теряется 30% произведенной тепловой энергии, сказал Republic директор направления «Городское хозяйство» Института экономики города Владилен Прокофьев со ссылкой на статистику 2013 года (с тех пор, по его словам, мало что изменилось). В среднем в Европе теплопотери составляют 10%, говорит Прокофьев.

Тепло теряется на всех стадиях процесса. Во-первых, при выработке тепла в котельных, говорит Прокофьев. Если взять за 100% количество условного топлива, требуемого для выработки 1 Гкал тепла в Финляндии, в Эстонии для того же нужно будет израсходовать 104%, в Польше – 118%, в России – 128%.

Во-вторых, это потери при транспортировке по трубам до места потребления. Потери тепла в сетях составили 11% от всего объема подачи тепла в 2015 году против 4,9% в 1995-м, следует из данных Росстата. Потери возникают также в центральных тепловых пунктах (ЦТП), говорит Прокофьев. Как правило, это отдельно стоящие здания, которые готовят горячую воду для нескольких домов сразу. Эффективная альтернатива ЦТП – индивидуальные тепловые пункты, которые обслуживают одно здание или его часть.

В-третьих, тепло теряется собственно в домах у потребителей.

«У нас неэнергоэффективные дома. Очень высокие потери через стены, перекрытия, подъезды, которые не закрываются или плохо закрываются», – перечисляет Прокофьев. Это может приводить к тому, что на верхних этажах очень жарко, а на нижних, куда тепло доходит позже, – наоборот, холодно. Но есть и другая проблема – так называемые перетопы, когда температура воздуха во всем доме поднимается выше, чем нужно.

Отчасти из-за того, что 40% многоквартирных домов обогреваются через открытые системы теплоснабжения, которые связаны с горячим водоснабжением. «Грубо говоря, теплоноситель из батареи попадает в кран», – объяснил суть таких систем Прокофьев. Согласно нормативам, водопроводная вода должна нагреваться не менее чем до 60°C. При этой температуре погибают все опасные для человека бактерии. В результате вода в батареях тоже может быть горячее, чем требуется. Особенно эта проблема актуальна весной, пока еще не отключили отопление, говорит эксперт.

Вложения в теплосети окупаются за 15–30 лет – а значит, им почти неоткуда взяться при высокой стоимости заемных средств в России и установленных государством ограничений на рост тарифов, говорит Прокофьев. К примеру, в столице по-прежнему используются неэффективные ЦТП для подогрева горячей воды. «Москва об этом знает, но для того, чтобы от них отказаться, нужны инвестиции, которых сегодня нет даже у Москвы», – констатирует он.

Republic, 26.01.2017

Структурное направление: 
Регион: 
Российская Федерация